friends.volkomorov.ru

Хороший Кин

Продолжаю книжные обзоры и параллельно заполняю свои пробелы в знаниях. Сегодня закончил читать Джона Кина и его «Демократию и декаданс медиа». Чаще всего в сети можно найти его критику социального веба за то, что он наполняет публичное пространство бездарным контентом для сиюминутного бессмысленного потребления. Критика острая с учётом популярности социалок и, соответственно, большого негатива в их адрес, быстро работающая на раскрутку её автора. Но, на самом деле, по крайней мере, в этой книжке это вообще не главные мысль и идея, это, скорее всего, то, что лежит на поверхности, то, что удобнее всего выносить в броские summary, чтобы привлечь аудиторию. То, что как раз и критикует Кин.

Изображение / Фото

В этой книжке социальный веб — не единственная тема. Медиа интересуют Кина как важный участник политических процессов. Собственно, и книга-то вышла в серии «Политическая теория». Основные разделы здесь, на мой взгляд, первые три. В первом он обозначает медиатизацию всего на свете, в которой мы живём (социальный веб и проч.) как период коммуникационного изобилия. Это действительно уникальное время, когда медиа достигли невиданного ранее уровня проникновения во все сферы жизни. Здесь много про публичность, про замыкание в фильтрбаблах бытовых интересов, про скандалы, интриги, расследования, сливы компромата.

Вторая часть — о том, что Кин называет мониторной демократией. Это совсем не уничижительное обозначение, как может показаться на первый взгляд. «Мониторная» в данном случае не означает сидение на диване перед монитором. «Мониторная» тут от слова «мониторинг». И вот тут интересно. Суть её в том, что демократия шагнула за пределы привычной парламентской системы, привычных политических институтов в самые широкие сферы, где действуют (еще одно обозначение) — невыбранные представители. Это разнообразные лидеры, активисты, общественные организации, которые вроде как ссылаются в своих действиях на общественную поддержку, но по идее их никто этим правом, в отличие от «выбранных представителей» политических институтов, не наделял. Но за счёт коммуникационного изобилия и порождаемого им скептицизма в отношении тех самых классических политических институтов они получают широкую поддержку, причём не только в границах национальных государств.




Кин всячески поддерживает и защищает это явление мониторной демократии. «Декаданс» медиа, по его мнению, как раз в том, что классические медиа, к золотому веку которых любят аппелировать политические и медийные теоретики, стали все более пассивными (далеко не новая мысль, конечно) и работают на взаимовыгодном сотрудничестве (для себя, не для общественности) с политиками. Он приводит интересный пример существования в японском обществе kisha — это что-то вроде нашего кремлевского медийного пула, элитное сообщество медийщиков, работающих в тесной связи с корпорациями и, соответственно, лояльных им. Коммуникационное изобилие в идеале должно нарушить молчаливый сговор недобросовестных политиков и медиа, но способно ли оно это сделать, погрузившись в пучину самолюбования в инстаблогах и прочем подобном.

Интересны в книге также отсылки к параллелям развития средств коммуникации в целом: от печатного станка до Интернета. Поминает он тут и Барлоу с его «Декларацией независимости киберпространства» (к ней я ещё вернусь позже), говоря, что обратной стороной антимонопольного невмешательства государства в развитие сети стало появление в США коммуникационных гигантов, которые, в свою очередь, всё равно стали сотрудничать с государством.

Конечно, как и в некоторых других книжках по популярной социологии, тут много публицистичности, резковатых заявлений, наукообразного описания очевидных вещей, но в целом, имхо, стоящая работа. Я бы рекомендовал почитать. Купил за 400 рублей в нашем «Пиотровском».
книги медиа политика
новее старее